Category: еда

urban, night, road

|Одиссея-для-Одиссея| Волной прибило...

УЛИСС

Вечер сгущается — скрежет, гудки, свистки.
Тукает — шлеп-шлеп — о крышу спелая слива.
Слышно, как разъезжаются материки,
сонно клекочет черное горло пролива.

Полночь вибрирует, рушатся со стола
чуткие чашки, хлещут кофейные реки.
За ночь Европа так далеко отползла —
не узнаешь себя в утреннем человеке.

Ветер проснулся и треплет свежую весть,
полнится круг земной абсолютным слухом.
Если ты есть, если ты где-нибудь есть —
ты к утру проявишься, замкнутый этим кругом.

Ты вернешься — в невозможном своем пальто,
накрывая длинную тьму частями света.
Драгоценный мой, потасканный мой Никто,
я пишу тебе на сухих обрывках ветра:

Роза ветров ощипана, все острова
и варианты пройдены, мой счастливый.
Кофе вскипает. К завтраку — хлеб и сливы.
Ночь на седьмое. Август. Итака — Москва. 

(c) Ирина Ермакова 
"Колыбельная для Одиссея"
Одиссейское и не только. Вкусно. Пожалуй, советую.
urban, night, road

Трудно быть дьяволом...

Вчера еще совсем незаметное першение в горле у Пал Палыча к утру превратилось в стопроцентную ангину. Позвонив начальству, выслушав в ответ множество неприятных слов, но все же получив один день отгула, Пал Палыч поосновательнее устроился перед телевизором с чашкой крепкого кофе.
Идиллию нарушило появление дражайшей супруги, которая, не стесняясь в выражениях, рассказала Пал Палычу, что он лодырь, троглодит и сидит у нее на шее. Постоянные выпады со стороны супруги в его адрес уже давно перестали беспокоить Пал Палыча, но либо сегодня ее брюзжание было особенно настойчивым, либо усилившаяся боль в горле вывела из равновесия устойчивую психику нашего героя, но он искренне пожелал, чтоб ее забрали черти, и даже пообещал им душу за услугу.
Супруга собралась и наконец-то ушла на работу. Пал Палыч довольно улыбнулся телевизору и сделал погромче. Но насладиться картиной спортивных соревнований ему помешал настойчивый звонок в дверь.
На пороге стоял довольно симпатичный человек лет сорока, в дорогом костюме и очках. В руке он держал кожаный портфель. В общем, во всех отношениях обычный человек, если бы не торчащие прямо из-под тщательно прилизанной шевелюры рожки.
- Пал Палыч? Здравствуйте, Дьявол! – он протянул хозяину квартиру руку, на мизинце красовался перстень с черным камнем в форме перевернутого треугольника. – Вызывали? Простите, слегка задержался. – Гость смущенно улыбнулся. – «Би-лайн» сегодня что-то плохо ловит.
Пал Палыч был мало сказать удивлен, он был попросту ошарашен. Но его инстинктов радушного хозяина вполне хватило на то, чтобы пожать протянутую руку и пригласить гостя на кухню.
Дьявол уселся на табуретку и извлек из папки кучу бумаг.
- Вот это – стандартный вариант нашего договора, вот это… Что-то не так? – он вопросительно посмотрел на Пал Палыча.
- А как же сера там, пламя… - смог промычать Пал Палыч.
- Да вы садитесь. А сера… сера воняет так, что потом неделю не отмоешься. Да и костюм портить неохота. Тем более, мы же не в Средневековье живем, - дьявол улыбнулся.
- Не в Средневековье, - Пал Палыч начинал себя чувствовать увереннее.
- Ну вот. Вы бы открыли дверь перемазанному сажей жутко ароматному незнакомцу? Нет? И я бы не открыл. Вам хвост показывать не надо? Очень хорошо. А то некоторые достанут – то хвост им покажи, то рога, то паспорт, и чтоб в графе «прописка» было «Ад» написано… Любопытные людишки. Вот раньше…
Что было раньше, Пал Палыч не слушал – он боролся с желанием попросить у странного гостя паспорт. Тот, похоже заметив, что его излияния никому не интересны, оборвал себя на полуслове:
- Вы бы не могли мне кофейка налить, а то еще только полдесятого, а вы у меня уже восьмой клиент. Устал я, как собака… - Дьявол даже сразу как-то постарел и осунулся.
Пал Палыч сочувственно покачал головой и налил гостю ароматного кофе.
- Может, вы блинчиков хотите. Еще горяченькие.
Дьявол хотел. И сразу же отпросился мыть руки.
Через некоторое время Пал Палыч сидел на кухне, положив голову на скрещенные руки, и внимательно смотрел, как нечистая сила с аппетитом поедает блинчики, запивая их кофе.
- Ну что ж, спасибо вам за угощение. Продолжим. Вот договор – в обмен на душу мы предоставляем любую реально выполнимую услугу.
- Власть над миром?
- Можно конечно, но очень хлопотно. Нам придется оспаривать приоритет у нашего американского филиала, а там такие юристы… Ух… - дьявол на пальцах показал, какие там юристы и что он о них думает. – Давайте что-нибудь более реальное.
- Вечную жизнь?
- Можем предложить очень долгую жизнь со страховкой от несчастных случаев. – Дьявол поймал непонимающий взгляд Пал Палыча и пояснил. – Душу мы можем получить только после вашей смерти, а вечная жизнь априори предполагает отсутствие оной, следовательно, это нонсенс.
Из фразы Пал Палыч понял только, что вечная жизнь ему не светит, и задумался, чтобы еще спросить. Дьявол попытался ему помочь.
- Вы в призыве что-то про супругу говорили… Если что, мы ее с радостью заберем – такие вкусные блинчики печет. – Дьявол довольно прищурился.
Если бы странный гость заявился на полчаса раньше, Пал Палыч бы без размышлений вручил ему супругу. Но теперь и еще после похвалы в ее адрес со стороны дьявола Пал Палычу стало ее искренне жаль.
- Видите ли… Ну… Понимаете… Как это…
Дьявол понял.
- Вам жаль с ней расставаться. Что ж, я понимаю, остатки былой любви, подкрепленные выработанной за годы совместного проживания привязанностью. Я понимаю. – Он поднялся. – Вот вам моя визитка на всякий случай, если передумаете - звоните.
Пал Палыч закрыл за гостем дверь, помыл посуду и только потом посмотрел на оставленную на столе визитную карточку: «Люцифер Вельзевулович Дьявол. Глава российского отделения Ада.»
Пал Палыч вздохнул и заложил карточкой третий том мемуаров В.И. Ульянова – вдруг действительно пригодится.