Category: история

шляпа, вумное

Иконографическое. Архангел Михаил.

Копирую из дайри, чтоб не потерялось, раз уж этот пост чудом всплыл у меня в "дискуссиях"...
Автор: Hound

Предупредительное:

Иконография - наука предельно запутанная, даже при наличии неких общих тенденций, всегда найдется какой-либо местный изврат, произошедших фиг знает откуда, а пути его произрастания проследить, как правило чудовищно тяжело, но возможно... В данном случае, я описываю - типичные иконографические схемы, дабы не растекаться


Иконографическая традиция изображения архангелов складывается примерно к X - середине XI вв, в связи с окончанием иконоборческого периода и необходимостью нового оформления купольных базилик и четко структурированной программой их декорации. До этого, в раннехристианском искусстве этого практически не наблюдалось. Конечно существовали изображения "ангелов", но это были либо мутировавшие античные персонификации (изображения Дней Творения в виде ангелов) или также мутировавшие римские "славы", возносящие медальоны с христианской эмблематикой.

В четко структурированном обществе византийской империи, понадибилось и четкая концепция оформления храма - как отражения Небесного Иерусалима на земле. Одним из оснований для таких концепций являлся трактат Псевдо-Дионисия Ареопагита "О небесной иерархии". "В трактате О небесной иерархии, после увлекательных рассуждений о символическом языке, использованном в Библии для описания ангелов, подробно рассматриваются 9 чинов небесных умопостигаемых сущностей (ангелов): серафимы, херувимы, престолы, господства, силы, власти, начальства, архангелы и ангелы, – каждый из которых сообщает свое знание Бога нижестоящему ангельскому чину".

Св. София Константинопольская, Архангел Гавриил, X - XI вв.


Collapse )
истина, faith

|Искусство жить| Мгновения бес-соницы...

Баллада судьбы

Я играю с судьбой,
Я играю судьбу по аккордам,
Чтобы пальцы – огнем, чтобы дни – вязью нот,
Чтобы жизнь, как вино, через край.
Но пристрастен отбор –
Сзади тени незримым эскортом…
Может, кто мне былое обратно вернет
Или память сумеет украсть?

Я в дыханье ветров слышу голос волны, крики чаек.
К горизонту дорожкой уводит карминовый блик.
Но я рыцарь обманчивых снов, и мой образ печален.
Резкий профиль на фоне окна, тень с бокалом Шабли.

Моя дама мертва.
Сердце бьется едва.
Я не знаю, зачем я?
Пусть дорога крива,
Смерть – последний привал.
Я бродяга.
Кочевник.


Я играю в судьбу.
Я играю с судьбой сотни партий.
И фигуры замрут под рукой игрока,
Ожидая сигнала начать.
В море сброшенный буй
Станет точкой отсчета на старте,
И опять вдоль фронтов по извивам рокад,
Подчиняясь тоске книжных чар.

Я не сплю по ночам и слежу, как дожди моют крыши.
Я умею летать, если крылья не сдали в утиль.
Ведь я рыцарь неспетых баллад, и мой голос неслышен.
Но я помню о бурях, как данность приняв полный штиль.

Моя дама мертва.
А слова – лишь слова.
Они дешево стоят.
Пыль былого в отвал,
Если я рисковал…
Впрочем,
Это пустое.


Я играю в судьбу.
Я играю судьбою на вычет.
Так играют с котенком, гоняя моток,
Так бездумно теряют свой шанс.
Огибая мыс Бурь,
Возвращаюсь с богатой добычей,
Но как только на рейде подводят итог,
Понимаю, опять ни гроша.

Я открою окно и увижу маяк в Трапезунде,
И расправят ветра занавески потрепанный стяг.
Но я рыцарь несозданных книг, и мой образ безумен.
Я в обрывках баллад собираю свой мир по частям.

Моя дама мертва…
Залежалый товар –
Верность людям и клятвам.
Лгут дорог кружева,
Поздно переживать.
- Мы увидимся?
- Вряд ли.


22-23.07.08
(с)Татьяна Юрьевская aka alkhat 
spring, touch

Клотильда Бургундская - первая христианская королева франков.

Женщины франкских королей:

Клотильда (Хродехильда) Бургундская (фр.Sainte Clotilde, герм. Chrochtehilde) – дочь короля бургундов Хильперика II (Chilpéric II, ок. 436-491), брата короля Гундобада (фр. Gondebaud), и Агриппины (Agrippine, ок. 440-491). В отличие от своего дяди, Клотильда исповедовала католическую веру, в то время как Гундобад придерживался арианства.

Вот что нам по этому поводу сообщает Григорий Турский в своей «Истории франков»:
«В то время у бургундов королем был Гундевех[1] из рода короля Атанариха, гонителя христиан, о котором мы упоминали выше. У Гундевеха было четыре сына*: Гундобад, Годегизил, Хильперик и Годомар[2]. И вот Гундобад убил мечом своего брата Хильперика, а его жену утопил в реке, привязав к шее камень. Двух его дочерей он обрек на изгнание; из них старшую, ставшую монахиней, звали Хроной, младшую – Хродехильдой». (Книга 2, глава 28).


   История о страшной смерти Агриппины – скорее всего легенда, возникшая позже, так как в Лионе недавно была найдена эпитафия, посвященная некой бургундской королеве, которая умерла в 506 году. Вполне возможно, что речь идет о матери Клотильды.
Collapse )
spring, touch

Миниатюры из "Хроник" Жана Фруассара



Коронация Эдварда III Английский
Хроники Жана Фруассара, fol. 12 
Брюгге (Фландрия), третья четверть 15-го века

Еще 60 миниатюр по ссылке:
http://eloise-la-feur.livejournal.com/17784.html

ЗЫ. А если когда-нить, в далеком будущем (когда закончу с Августином) мне будет не лень, то я даже заделюсь с вами еще двумя рукописями "Хроник" - парижской, начала 15-го и голландской, середины 15-го;))
history, официоз, рабочее

Тамплиеры. Папские буллы

ПАПСКИЕ БУЛЛЫ

Булла «Quo primum tempore»

В первую очередь, по восшествии Нашем на Апостольский Престол, Мы обратили на то помыслы Наши и силы, чтобы церковное богослужение хранить в чистоте и, с помощью Самого Бога, позаботились приложить к сему всевозможные старания. Итак, среди прочих деяний святейшего Тридентского Собора, нам так же предписано позаботиться об издании и исправлении священных книг, Катехизиса, Служебника и Часослова; издав уже, по воле Божией, Катехизис для обучения верных и для подобающего воссылания Богу славы Часослов исправив, чтоб ему Служебник соответствовал (ut Breviario Missale responderet), дабы всё было подобающим и подходящим (и единообразию псалмопения в Церкви Божией соответствовало бы единообразное чинопоследование Мессы), представляется необходимым, обратить внимание на то, что ещё осталось сделать по этой части, а именно на издание Служебника, и это необходимо совершить как можно скорее.

Collapse )
судьба, ведьма, Крест

(no subject)

Я так тебя люблю, что стынет кровь внутри,
Что день цветет как ночь неведомою силой,
Все сущее молю, не убывай, гори,
Любовь моя, помочь мне сможет лишь могила.

Забыть твои глаза, твой образ неземной,
И страшный этот час ошибкой обозначит,
Гляжу на образа того, кто надо мной
Я чувствую, сейчас безумствует и плачет.

Прости меня, Господь, не вынесшую благ,
Дарованных тобой в минуту роковую,
Я чья-то кровь и плоть, все сделала не так,
Но, может быть, любовь простит меня такую.

Так ветер неземной спешил на голос мой,
Что позабыл, зачем ему такие крылья,
Он падал вслед за мной на дно поры ночной,
И плакал в темноте от страха и бессилья.

Я так тебя люблю, и прячу эту боль
Сокрытую для глаз, открытую для сердца.
Бродяге кораблю быть путником позволь,
И умереть не раз в сражениях со смертью.

Я так тебя люблю, что кругом голова
Что обезумел рот в бессонном говореньи.
Но все, о чем молю, уже поет трава,
Что завтра прорастет сквозь землю и сомненья.

Я так тебя люблю, Я так тебя люблю...


Елена Фролова
1993 год.
urban, night, road

Трудно быть дьяволом...

Вчера еще совсем незаметное першение в горле у Пал Палыча к утру превратилось в стопроцентную ангину. Позвонив начальству, выслушав в ответ множество неприятных слов, но все же получив один день отгула, Пал Палыч поосновательнее устроился перед телевизором с чашкой крепкого кофе.
Идиллию нарушило появление дражайшей супруги, которая, не стесняясь в выражениях, рассказала Пал Палычу, что он лодырь, троглодит и сидит у нее на шее. Постоянные выпады со стороны супруги в его адрес уже давно перестали беспокоить Пал Палыча, но либо сегодня ее брюзжание было особенно настойчивым, либо усилившаяся боль в горле вывела из равновесия устойчивую психику нашего героя, но он искренне пожелал, чтоб ее забрали черти, и даже пообещал им душу за услугу.
Супруга собралась и наконец-то ушла на работу. Пал Палыч довольно улыбнулся телевизору и сделал погромче. Но насладиться картиной спортивных соревнований ему помешал настойчивый звонок в дверь.
На пороге стоял довольно симпатичный человек лет сорока, в дорогом костюме и очках. В руке он держал кожаный портфель. В общем, во всех отношениях обычный человек, если бы не торчащие прямо из-под тщательно прилизанной шевелюры рожки.
- Пал Палыч? Здравствуйте, Дьявол! – он протянул хозяину квартиру руку, на мизинце красовался перстень с черным камнем в форме перевернутого треугольника. – Вызывали? Простите, слегка задержался. – Гость смущенно улыбнулся. – «Би-лайн» сегодня что-то плохо ловит.
Пал Палыч был мало сказать удивлен, он был попросту ошарашен. Но его инстинктов радушного хозяина вполне хватило на то, чтобы пожать протянутую руку и пригласить гостя на кухню.
Дьявол уселся на табуретку и извлек из папки кучу бумаг.
- Вот это – стандартный вариант нашего договора, вот это… Что-то не так? – он вопросительно посмотрел на Пал Палыча.
- А как же сера там, пламя… - смог промычать Пал Палыч.
- Да вы садитесь. А сера… сера воняет так, что потом неделю не отмоешься. Да и костюм портить неохота. Тем более, мы же не в Средневековье живем, - дьявол улыбнулся.
- Не в Средневековье, - Пал Палыч начинал себя чувствовать увереннее.
- Ну вот. Вы бы открыли дверь перемазанному сажей жутко ароматному незнакомцу? Нет? И я бы не открыл. Вам хвост показывать не надо? Очень хорошо. А то некоторые достанут – то хвост им покажи, то рога, то паспорт, и чтоб в графе «прописка» было «Ад» написано… Любопытные людишки. Вот раньше…
Что было раньше, Пал Палыч не слушал – он боролся с желанием попросить у странного гостя паспорт. Тот, похоже заметив, что его излияния никому не интересны, оборвал себя на полуслове:
- Вы бы не могли мне кофейка налить, а то еще только полдесятого, а вы у меня уже восьмой клиент. Устал я, как собака… - Дьявол даже сразу как-то постарел и осунулся.
Пал Палыч сочувственно покачал головой и налил гостю ароматного кофе.
- Может, вы блинчиков хотите. Еще горяченькие.
Дьявол хотел. И сразу же отпросился мыть руки.
Через некоторое время Пал Палыч сидел на кухне, положив голову на скрещенные руки, и внимательно смотрел, как нечистая сила с аппетитом поедает блинчики, запивая их кофе.
- Ну что ж, спасибо вам за угощение. Продолжим. Вот договор – в обмен на душу мы предоставляем любую реально выполнимую услугу.
- Власть над миром?
- Можно конечно, но очень хлопотно. Нам придется оспаривать приоритет у нашего американского филиала, а там такие юристы… Ух… - дьявол на пальцах показал, какие там юристы и что он о них думает. – Давайте что-нибудь более реальное.
- Вечную жизнь?
- Можем предложить очень долгую жизнь со страховкой от несчастных случаев. – Дьявол поймал непонимающий взгляд Пал Палыча и пояснил. – Душу мы можем получить только после вашей смерти, а вечная жизнь априори предполагает отсутствие оной, следовательно, это нонсенс.
Из фразы Пал Палыч понял только, что вечная жизнь ему не светит, и задумался, чтобы еще спросить. Дьявол попытался ему помочь.
- Вы в призыве что-то про супругу говорили… Если что, мы ее с радостью заберем – такие вкусные блинчики печет. – Дьявол довольно прищурился.
Если бы странный гость заявился на полчаса раньше, Пал Палыч бы без размышлений вручил ему супругу. Но теперь и еще после похвалы в ее адрес со стороны дьявола Пал Палычу стало ее искренне жаль.
- Видите ли… Ну… Понимаете… Как это…
Дьявол понял.
- Вам жаль с ней расставаться. Что ж, я понимаю, остатки былой любви, подкрепленные выработанной за годы совместного проживания привязанностью. Я понимаю. – Он поднялся. – Вот вам моя визитка на всякий случай, если передумаете - звоните.
Пал Палыч закрыл за гостем дверь, помыл посуду и только потом посмотрел на оставленную на столе визитную карточку: «Люцифер Вельзевулович Дьявол. Глава российского отделения Ада.»
Пал Палыч вздохнул и заложил карточкой третий том мемуаров В.И. Ульянова – вдруг действительно пригодится.