Category: литература

ex libris

Стихоколлекция. Путеводитель. Part II

winter, отчаяние, Небо

"Рождественская сказка ноября..." ©

а у нас вместо крови рябиновый сок,
а у нас вместо плоти осенний туман,
а у нас вместо памяти серый песок,
что насыпан в дырявый карман...

мы без спроса пришли, мы однажды уйдем,
чтоб вернуться опять через пару веков,
нам сказали, что где-то найдется наш дом,
далеко, далеко-далеко…

наше право – сгореть, словно листья, в костре,
наше право – тонуть, словно листья, в ручье,
для детей ноября есть реальность и бред,
только нет лишь вопроса – зачем?


для чего вместо крови рябиновый сок,
для чего вместо плоти осенний туман,
для чего вместо памяти серый песок,
что насыпан в дырявый карман?..

дети зимней пурги сохранят серебро,
что застыло навеки в их мудрых глазах,
дети звонкой капели споют про добро,
и утихнет лихая гроза.


дети лета раскроют три тысячи тайн,
дети лета однажды увидят рассвет,
ну а тем, кто родился под старый Самайн,
тем остался последний куплет:

ведь у нас вместо крови рябиновый сок,
ведь у нас вместо плоти осенний туман,
ведь у нас вместо памяти серый песок,
что насыпан в дырявый карман...


© wolfoxaka ТууТикки
winter, отчаяние, Небо

(no subject)

Евгений Рейн
Любовь к лиловому

Совсем не осталось писем, и нет почти фотографий,
Одни записные книжки исписаны до конца.
А выбраться невозможно - как черту из пентаграммы,
Пока повелитель духов не повернет кольца.
Рассыпались наши фигуры: овал, квадрат, треугольник,
Распался карточный домик, заревел магнитофон.
Теперь уже не припомнить, кто друг, кто муж, кто любовник,
Кто просто тянул резину, кто был без ума влюблен.
Теперь уже не собраться на Троицкой и Литейном,
Молчат телефоны эти, отложены рандеву.
Никто не сможет распутать тех сплетен хитросплетенье,
Поскольку все это было так ясно и наяву.
Одиннадцатого апреля и двадцать четвертого мая
Я пью под вашим портретом, читаю ваши стихи.
Наземный транспорт бессилен - уж слишком дуга кривая,
Воздушный путь покороче, да вот небеса глухи!
Жильцы чужих континентов, столицы и захолустий,
Кормильцы собственной тени и выкормыши казны,
Когда мы сменяем кожу своих обид заскорузлых,
У нас остаются только наши общие сны.
И тот, кто холодную почту своих кудрявых открыток
Содержит в полном забвенье, как заплутавший обоз;
И тот, кто честно выводит своих скитаний отрывок, -
Уже понимают: бумага не принимает слез.
А тот, кто остался дома, как бы наглотался брома:
Не видит, не слышит, не знает, не чувствует ничего.
Он выбрал себе наркотик - пейзаж, что в окне напротив, -
И искренне полагает, что раскусил Вещество.
Мы думали: все еще будет, а вышло, что все уже было.
На севере коротко лето - не следует забывать!
Любовь к лиловому цвету нам белый свет заслонила,
Прощай, лиловое лето, - проклятье и благодать!


autumn, на память, нежность

А у нас вместо крови рябиновый сок...

...а у нас вместо плоти осенний туман,
а у нас вместо памяти серый песок,
что насыпан в дырявый карман...
(с) ТууТикки

Утро неожиданностей, вечер неожданностей... последние рыжие листья в волосах - старая привычка ощипывать деревья перевесившись через балкон, Калугин в плеере (как всегда чужом - когда ж я свой-то заведу), пальто нараспашку, вперед и вдаль под девизом "долой шарф-шапку-варежкиперчатки", доводя до инфаркта замотанных по уши гламурин, тетенек с сумками и в пуховиках и прочих лиц кавказской национальности.

Вечер неожиданностей, утро неожиданностей... непонятная острая и теплая ностальгия - по событиям, в кои-то веки не по людям. Как приятно спустя - та-ра-рам - больше двух лет, осознать, что тебя не держит ничего, что это были своего рода глюки. А значит любые глюки победимы, рецепт простой, собственное сумасшествие познается через собственную боль, выливаясь в безмятежное счастье... нет, ну что я говорю, а? кошачьий мазохизм неискореним.

Предчувствие Самайна смешивается с какой-то полурождественноской сказкой. В воздухе пахнет горьким дымом и смерзшимся золотом листвы. Вот такое оно - время для обыкновенных чудес. Вот такие они осенние кошки...
Раз в году апрельская кошка понимает, что апрель - это конечно хорошо, но никаким апрелем не перекрыть Вечного Октября - честное кошачье чертявое!

Так что мяу поехала на репетицию, а потом на Патриаршие, а потом еще куда-глаза-глядят-и-ноги-несут.
 
наше право – сгореть, словно листья, в костре,
наше право – тонуть, словно листья, в ручье,
для детей ноября октября есть реальность и бред,
только нет лишь вопроса – зачем?

стихи (с) ТууТикки
все глюки и правки (с) блудное дитя Самайна - мяу